Top Market - интернет-магазины и полезная информация о товарах

Добро пожаловать

Поиск:

НОВЫЙ ТИП КУЛЬТУРЫ ДЛЯ НОВОГО ЧЕЛОВЕКА

Философы и обществоведы первой половины XX в. довольно оперативно стали интерпретировать те социальные предпосылки, которые формируют «человека массы» с его преимущественно потребительскими интересами и запросами. С пророческой дальновидностью передал ощущение наступающих крутых социальных перемен французский социолог Гюстав Лебон:

В то время, как все наши верования колеблются и исчезают, старинные столпы общества рушатся, — писал он в конце 90-х годов XIX века, — могущество масс представляет собой единственную силу, которой ничто не угрожает и значение которой все увеличивается, Наступающая эпоха будет поистине эрой масс.

Спустя два десятилетия эти мысли были подхвачены и развиты испанским философом Хосе Ортега-и-Гассетом. Уже в 20-е годы XX в. он писал:

XIX век, обновив мир, создал тем самым новый тип человека, наделив его ненасытными потребностями и могучими средствами для их удовлетворения — материальными, медицинскими..., правовыми и техническими....

Для формирующегося в новых условиях типа личности, по мнению философа, характерны чрезвычайная узость кругозора и гнетущая заурядность. Как и Лебон, Гассет полагает, что своеобразие любой личности неизбежно нивелируется в условиях массовидных, «поточных» ситуаций. Рядовая личность инстинктивно подчиняется настроению и воле большинства, утрачивая значительную долю критической оценки окружающего. По словам философа,

особенность нашего времени в том и состоит, что заурядные души, не обманываясь насчет собственной заурядности, безбоязненно утверждают свое право на нее и навязывают ее всем и всюду.

И далее:

Специфика нашего времени не в том, что посредственность полагает себя незаурядной, а в том, что она провозглашает и утверждает свое право на пошлость, утверждает пошлость как право.

Усеченные вкусы, стандартизированные представления, ограниченные духовные запросы — таковы главные отличительные черты той массовой аудитории, для которой с начала XX в. все более интенсивно тиражируются разнообразные продукты массовой культуры — материальные и духовные.

В сфере материальной массовой культуры начало XX в. значительно активизирует возникшее уже в предыдущие годы мастерство технической эстетики, впоследствии нареченное понятием «дизайн». В стимуляции потребительских страстей, укоренении потребительской идеологии роль дизайна оказалась весьма существенной, и на этом мы подробно остановимся в третьем разделе этой книги. Пока отметим основное: динамичное развитие дизайна явилось реакцией производства на запросы потребительского рынка.

Все более быстрое насыщение рынка однотипными товарами, сошедшими с конвейера, потребовало вариативности конструкций ради расширения числа покупателей.

Предприниматели в содружестве с дизайнерами берут на вооружение «стратегию новизны». Один из американских исследователей маркетинга так характеризует суть этой стратегии:

Идет ли речь о купленном два года назад автомобиле, приобретенном пять лет назад доме или других крупных и уже успевших потерять новизну покупках, — это вещи уже «использованные» и, следовательно, не могут считаться первосортными. Новизна должна быть очевидной.

С помощью подобных трактовок на обыденном уровне опытные маркетологи выстраивают стратегию «выращивания потребителей» производимой продукции.

Спонсор статьи предлагает рекламу в Интернете, раскрутку сайтов и продвижение сайтов.






Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru